Ирина, 33 года, Лимфома Ходжкина 2б. В семье никто раком не болел. Сильно кашляла, когда начался кашель с кровью — сделала рентген, так обнаружили опухоль. Предполагали рак легких и еще кучу всего. Биопсию сделать не смогли, только зря промучали и денег содрали.

На Верховинной сделали операцию, сказали, что прошла успешно, для меня это означало, что опухоль убрали — никто ж ничего не объяснял, оказалось, что просто биопсию сделали полостной операцией. За 800 долларов. Это только хирургу в карман. Про весь хирургический набор и говорить не стоит.

Поставили, наконец, диагноз. Швы гноились. Хирург, который оперировал (фамилия Боцай) сказал, что у меня лимфома и нужна химия. Чтобы это услышать я просидела под его кабинетом 4 часа, он сказал ждать и ушел, выловить его было нереально. Сказал, что у него есть замечательная химиотерапевт, которая мне все назначит.

Замечательная химиотерапевт говорила сразу по двум телефонам и еще диктовала мне список лекарств между делом. На мой робкий вопрос про побочные явления сказала: вот когда будут — увидишь. Я встала и вышла из кабинета и из больницы ушла тоже. Пару месяцев приходила в себя, а потом поехала на Ломоносова.

Они очень ругались на Верховинную, так как у тех нет гематологов, а они берутся лечить лимфомы. Дольше я лечилась на Ломоносова. Прошла 6 курсов BECOPP 2.

Хирурга Боцая из торакального отделения больницы на Верховинной — не рекомендую никому! И вообще от Верховинной ужасные воспоминания. Я там еще ПЭТ делала, там кошмарная медсестра, не умеющая попадать в вены и орущая по этому поводу. И сонные тети, которые выдают карточки.

На Ломоносова меня лечила зав.отделения гематологии Кадникова. Она хороший специалист, но действует четко по протоколу, ей сложно увидеть в пациенте человека, понять, что у каждого свои особенности. Наверное, нас просто слишком много, а она одна.

Мне помогали друзья, близкие. Химия стоила очень по-разному, иногда что-то перепадало от государства, но рассчитывать на это не приходилось. В прошлом году у меня случился рецидив, и я проходила химию в частной клинике «Добрый прогноз». 1 химия — 12 тыс грн.

Биопсия в Лисоде тоже где-то столько же. КТ трех отделов в институте нейрохирургии — 1,5 тыс. ПЭТ мне, как киевлянке, полагается бесплатно, но перед тем, как его сделать Верховинная так треплет нервы, что я готова уже заплатить 12 тыс Феофании, только б спокойно сделали.

Облучение в Феофании 1 сеанс 800 грн, мне их делали 15. Плюс еще разметка 1,5 тыс. А самое неприятное и недешевое — это лекарства от всех побочек: антибиотики, противорвотное, от язвы желудка, поноса, кровотечений и тд. Это посчитать просто невозможно.

А еще один анализ крови перед химией в Синево 1,5 тыс. А делать его надо перед каждой, а если плохой — подождать и переделать. У меня была ремиссия 7 лет. Считаю, что это здорово. Помогло ли оно сейчас — будет понятно через 3 месяца.

Реабилитация только в виде немецкой гомеопатии. На химиотерапии настаивал мой гомеопат. Он сопровождал все мое лечение и ремиссию тоже. Он же обнаружил рецидив.

Все время я колю уколы с препаратами немецкой фирмы Веледа. У нас они не продаются, а во многих западных странах входят в протокол лечения и покрываются страховкой. С ними легче химия переносится.

В первый раз к психологу не обращалась. Искала, но не нашла. Хороший психолог стоит хороших денег, а денег и так не хватало. Сейчас психолога нашла. Огромная разница, очень помогает.

Не надо было соглашаться на операцию, после нее опухоль выросла в три раза и сожрала кусок ребра и легкого. Надо было настаивать на нормальной биопсии. В этот раз я так и сделала, хотя Кадникова твердила, что это невозможно без полосной операции. А Лисод смог. За 40 минут медикоментозного сна. И потом я поехала домой, только горло чуть болело. Недавно закончилось облучение, через 3 месяца ПЭТ покажет

0 комментариев