Мою маму зовут Лариса, на момент обнаружения рака ей было 65 лет. Диагноз — раз желудка на 4-й стадии. Момент обнаружения, как обычно — случайный. До этого был рак груди в 2011-м году на 1-й или 2-й стадии, грудь вырезали, были курсы химии.

Для справки — я поздний ребенок в семье, меня она родила в 38. На момент маминой болезни мне было 27.

По стечению обстоятельств мама любила поэкспериментировать и намазала свои родинки-кондиломы на шее концентратом чистотела, который она купила «просто так» в аптеке и ни с кем не посоветовавшись начала рьяно их прижигать. Таким образом испарениями чистотела она обожгла пищевод, что вызвало рвоту и головокружение. Из-за этого стало ясно, что вина всему не чистотел и ожог, а язва или рак. На обнаружение рака потребовалось пару месяцев, учитывая мамин страх перед самым страшным диагнозом и медленное оттягивание визита к врачам. До того, как был использован триггер в виде чистотела, она жаловалась на слабую тошноту, тяжесть в желудке и отвращение от мяса. При этом она чувствовала себя нормально, сдавала общие анализы, но продолжала без стеснения есть жареную картошку и сдобные булки.

Она жила в маленьком городе. Когда ресурсы и возможности врачей в нем закончились, следующий этап диагностики — онкологический диспансер в областном центре. В живу в том самом областном центре, что отбросило надобность в планировании ночевки, но никак не повлияло на «протокол» лечения в диспансере. Почему «протокол» в кавычках? Да потому что его не было как такового. Что же тогда было, как врачи назначали лекарства и курсы?

1. КТ и онколог, которого нет

Когда мама сделала КТ в своем городе, она привезла себя, опухоль и результаты КТ на диске и на пленке. С ними она пошла на прием к онкологу, отстояв с 6 утра очередь за ТАЛОНОМ + отсидев саму очередь в такими же любителями квестов. Попав на прием к онкологу, она получила ответ, что это скорее всего рак на 4-й стадии, но он точно не знает, потому что не умеет читать КТ. Так кто же тогда должен читать КТ? Для этого в онко центре есть (был) специально обученный лаборант, которого не было на месте и никто не знал, будет ли он вообще. Как же так, спросите вы? Очень просто — в онко диспансере нет врача, лаборанта, уборщицы, в общем, человека, который бы смог просмотреть КТ с диска. Почему мой ЛОР может посмотреть КТ височной доли на компьютере через специальный софт, а в областной онкологии не могут? Врач-онколог опирался на заключение после КТ. Такие дела, такие не-врачи.

2. Врач-химиотерапевт и процесс лечения

После онколога мама пошла на прием к химиотерапевту. Она расписала 4 курса химии — капельницы и таблетки. Мама от приглашения задержаться на лечение в Сумах отказалась и поехала в свой город. Ее определили в хирургическое отделение в палату к онкобольным. Вместе веселее, так сказать. У меня на тот момент был малыш в возрасте полутора лет, поэтому на первый курс химии к ней поехала сестра. Не уверена, что у них отличные отношения, но я слышала две разные версии происходящего. У меня сложилась такая картина: палата, люди, разговорчики в строю, капельницы и выписка домой. Мама не любила всяких теток и их советы, но после того, как ее стало рвать после курса, она таки прислушалась и стала капать курс восстанавливающей терапии, которую, кстати, химиотерапевт не выписала и мама ее прокапала «по желанию», так сказать. Понимаете, да? Химиотерапевт не назначает восстановление после химии, мама уже прислушалась к теткам и стала капать. После этого второй курс также прошел легко.

3. Третий курс химии и смерть

После второго курса химии маме нужно было приехать в областной центр для подтверждения третьего курса или его изменения на основе анализов после двух курсов химии. Учитывая, что мама до болезни не переносила поездки ни на каком виде транспорта, она еле доехала. Почему я не пошла получать за нее лекарства? Потому что совок никто не отменял и пациент должен явиться лично, даже если умер. Моя двоюродная сестра, мамина племянница — одна из главврачей в областной больнице, не смогла ничем помочь с выдачей третьего курса или просто не захотела. На мои просьбы и обращения в онко диспансер, что мама просто не доедет и я могу принести оригиналы ее анализов, никто не отреагировал и мама прибыла по расписанию. Состояние ее ухудшалось, но при виде меня и внука она оживала и строила планы на будущее. Курс химии остался тот же, но теперь вместо капельницы — таблетки. Мама уехала домой и стала их принимать. Ей стало хуже и через полгода после покупки концентрата чистотела она решила умереть.

Теперь общие вопросы


Медперсонал в онко диспансере ужасный. Никто никому не надо. Все, что могло произойти хорошего — инициатива личная и наказуемая. Я понимаю, работа такая, но быть некомпетентным в чтении КТ и не понимать 4-я стадия или 3-я — ужасно. Извините, без врачебных фамилий, не могу разобрать их долбаный почерк. Медперсонал в местной больнице хороший, город маленький, врачи более отзывчивы и дружелюбны. Во время капельниц относились хорошо, советовали и поддерживали.

В родном городе одна из медсестер в отделении пыталась продать препарат БАД или гомеопатии, который вылечил ее брата от рака. Может, рака вообще не существует? Или его не умеют диагностировать до такой степени, что БАДы помогают? Эта тетка с шипением и причитаниями «позаботились бы о матери» еле вернула деньги, которые я хотела потратить на витамины после третьего курса химии. Не сложилось, что доказывает одно — БАДы и гомеопатия не лечат.

Все курсы химии были бесплатными. Траты были на расходные материалы и восстанавливающую терапию. Также на покупку витаминов и более качественного питания.

Как можно догадаться из моих намеков, лечение не помогло. Я думаю, что врачам нужно учитывать не только «ааа, у нее рак!», а также анамнез, общее состояние пациента, возраст, состояние здоровья и настрой на лечение, которое МОЖЕТ быть неудачным. Врачи должны советоваться с родственниками больного или хотя бы не препятствовать их помощи, они могут иногда нарушать стандартные процедуры, типа выдачи лекарств лично. Рак — это не простуда, это невозможность доехать в душном поезде летом на прием. Об этом нужно говорить прямо, что вот есть полгода и они будут плохими, можно умереть через 6 месяцев, а можно после лечения прожить более-менее качественно какое-то время. Неизвестность пугает. Недомолвки врачей или их попытки приободрить бесят.

Считаю, что нужно было вложить свои силы не в курсы химии, а в устранение последствий и поддержанию состояния.

Немного флэшбека

Рак груди у мамы был в 2011 году. Врач-онколог был тот же, мама моложе и желание жить ради 10-ти летней дочери. Она уговорила его резать грудь, ни разу об этом не пожалела. Химия давалась легче, кроме вылезших волос ничего ее не беспокоило. У меня больше нет информации по поводу рака груди, так как мне решили не рассказывать страшилки и, видимо, забыв, что я не приемная дочь и с легкостью могу унаследовать рак, ничего толком не рассказали.

Мои мысли по поводу всего

У меня нет желания идти в онко диспансер и просить ее историю болезни. Не думаю, что они ее хранят, а также не думаю, что они мне ее дадут. Зачем? Врач-терапевт на мои заявления о том, что у мамы было 2 рака, сказала не зацикливаться, что все болезни от нервов и мыслей. Класть на генетику, гормонозависимый рак, мою группу риска. Да, может, мамин рак желудка — следствие рака груди или образа жизни, ведь она мало заботилась о своем здоровье, как обычно по-мамски махнув рукой типа «а, пройдет». Не прошло.

Теперь мне предстоит визит к генетику, а также УЗИ груди раз в полгода и УЗИ желудка + гастроскопия раз к год. Зато стимул следить и не забивать на свое здоровье, даже если ничего не болит.

Мой опыт рака нулевой стадии или эрозия шейки матки

Кто ходит к гинекологу раз в полгода? Точно не 20-ти летние девчонки. Такой была и я, пока однажды во время полового акта не увидела кровь и не испытала боль вместо удовольствия. У меня была эрозия шейки матки во всей красе. Я попала к гинекологу-онкологу (да, он онколог, но шла я к нему как к гинекологу). Принимал там же — в онко диспансере. Это было бесплатно, но такой же квест с талонами и вторым потоком очереди «я по знакомству». Во второй поток попадала я и мы шли через одну, а иногда и через одного. У меня была взята ткань на гистологию, проведен биохимический анализ, визуальный осмотр. После готовых анализов врач назначил уколы интерферона в самую прекрасную мышцу.

Спустя 2 (или 4, не помню) месяца после уколов, я сдала финальные анализы и потопала на операцию. Тип операции — коническая электрокоагуляция. У шейки вырезали поврежденную деталь в виде конуса. Она благополучно зажила и через месяц выглядела как новенькая. Запусти я месяцок или не позанимайся я в тот момент сексом, это могло перерасти в рак. Может, неплохо поддающийся лечению рак, но более трудоемкий, чем та электрокоагуляция за 10 минут и одна ночь в стационаре. Оперировалась в частной клинике, которая специализируется на мелких и не очень операциях, включая операции по гинекологии. Медперсонал хороший, часто спрашивали о самочувствии, анестезиолог консультировал до операции и после. Но в процессе транспортировки после операции меня стукнули по голове, о чем я недавно узнала от мужа. Не думаю, что у меня болела голова, так как болело совсем не ТАМ. Муж говорит, что тогда медсестры очень переживали за меня. Думаю, это произошло потому, что я начала отходить от наркоза на операционном кресле с чьи-ми то руками в моем влагалище и меня хотели поскорее переложить на каталку.

Параллельно я консультировалась у своего гинеколога, она была восхищена работой врача, так как один миллиметр в сторону — и у меня прожжена потайная дверь в брюшную полость. Есть сохранившиеся скрины шейки до операции, после и недавние — ни следа повреждений.

Для особо интересующихся

Все мамины документы о раке желудка при мне. Могу дать фото по запросу.
Все мои документы об эрозии шейки матки сохранились. Могу дать фото по запросу.

0 комментариев