Всем привет, меня зовут Ольга. В мае 2012 года перенесла операцию по удалению щитовидной железы. Причина — папиллярный рак с прорастанием в капсулу.
Диагноз: поставили случайно. Пришла к эндокринологу с вопросом, что бы такого сделать, чтобы еще больше похудеть, а ушла с направлением на УЗИ. От УЗИста — с направлением на биопсию. Отдавать результаты биопсии медсестра вышла со словами: «Спокойно, нужно будет просто сделать операцию».
Никаких симптомов не было, я вообще находилась на пике физической форме. 7 км — такой была средняя продолжительность моей пробежки. А еще — гантели и правильное питание. Как оказалось — ЗОЖ, увы, не защита.
Операция: в Киеве, в Институте эндокринологии и обмена веществ на площади Шевченко. Операцию делал сам на тот момент ещё живой патриарх Комиссаренко (не за бесплатно, естественно). По факту, как я понимаю, большую часть работы проделал его подручный — хирург Иван Романович Янчий. Всё прошло отлично. Сейчас уже знаю, что лучшим многие годы считался (и, наверное, считается и сейчас) зав. отделением эндокринных желез Андрей Евгеньевич Коваленко. Если он до сих пор оперирует, то рекомендовала бы обращаться именно к нему.
Радиойод: в том же Институте эндокринологии в августе, уже без каких-либо неформальных финансовых вливаний. На время подготовки к радиойоду нужно на месяц отказаться от приёма тироксина. При этом портится настроение, уменьшается количество жизненных сил, и так далее. Можно от тироксина не отказываться, но за неделю или за несколько дней до радиойода выпить дорогущую таблетку. Купить её можно там же, в Институте. На август 2012 она стоила 10 000 гривен (одна таблетка, да). Стоимость покрыла страховка на работе.
Во второй радиойод — диагностический, в декабре — я уже обошлась без таблетки и прожила месяц без тироксина. Оказывается, при этом можно даже работать фулл-тайм.
Радиойод — это не страшно, это весело. Тебя запирают на 3 суток (или больше? я не помню уже) в комфортабельной палате с двумя соседками и дверью, как у атомного бункера. Санузел — внутри, еду подают снаружи через окошко в двери. Все вещи, которые ты взяла внутрь — одежду, книги, зубную щетку — нужно будет там же и оставить. Потому что — радиация. Отсидев, выходишь новым человеком :)
Повторный радиойод, в декабре, был уже без изоляции. Доза меньше.
Реабилитация: какой-либо специальной и не потребовалось, но приходила я в себя после операции не так чтобы быстро и легко. Интересно было после 7-километровых пробежек обнаружить, что теперь можешь, максимум, дойти до остановки через полтора квартала. Обратно уже — чуть не падая, опираясь на мужа.
Всё время хотелось есть и спать. Спать и есть.
Но через месяц я взялась за гантели. А потом и опять побежала.
Ограничения и предосторожности: пожизненный прием тироксина и избегание солнца. Несколько лет не ходила в байдарочные походы, боялась (на самом деле, уже года через полтора можно было идти). На море — под зонтом, намазавшись кремом, и вообще лучше до 10 и после 17. И еще: после радиойода беременеть можно только через год или через два.
В результате: Третья группа инвалидности. Годы активнейшей, напряженной работы. Путешествия, отдых, физкультура. Пробежки, гантели, йога. Всё ок.
Когда я только узнала о диагнозе, было дико страшно. Так страшно не было, наверное, никогда до этого в жизни. Не помогали ни рациональные аргументы о выживаемости, ни попытки думать о вечном — вообще ничего не помогало.
Если сейчас вам страшно и невыносимо — знайте, в этом вы не одна/не один. Люди лечатся, выздоравливают, живут дальше. Шрам на шее зарастет, и его не будет видно. Жизнь — останется, будет длится, и впереди окажется ещё много, много, много-много радости.
Если вам нужна поддержка — напишите. Буду рада, если смогу чем-то помочь.

0 комментариев